Сейчас "заводилой" санкций и антироссийских настроений в Европе стала Германия. Хотя именно Германия должна быть нам благодарна за свое объединение.

Первый шаг в сторону объединения Германии был сделан в октябре 1988 года, когда в Москву приехал с визитом канцлер ФРГ Гельмут Коль. Ещё до этого визита со стороны властей ФРГ были высказаны предположения по поводу возможного объединения Германии, на что от Горбачёва был получен обнадёживающий ответ: Генеральный секретарь ЦК КПСС написал Колю письмо, в котором впервые появились слова о необходимости открытия «новой главы» в отношениях между двумя странами.

Во время ответного визита Гельмута Коля в Москву, где его ждал радушный прием, 28 октября 1988 года в Екатерининском зале Кремля между Горбачёвым и Колем состоялись важные переговоры, которые явились переломным моментом в решении вопроса об объединении ГДР и ФРГ.

В июне 1989 года во время визита Горбачёва в ФРГ было подписано совместное заявление. Сам Гельмут Коль характеризовал этот документ как некую черту, подведённую под прошлым, и одновременно как источник, освещающий путь в будущее. Горбачев, со своей стороны, называл документ «прорывом». После этого руководители СССР и ФРГ ещё не раз встречались для выработки конкретного механизма объединения Германии. В итоге этих переговоров Горбачёв согласился на объединение Германии на условиях, выдвинутых Колем. Позднее многими ведущими политиками и руководителями СССР в адрес Горбачёва были высказаны претензии по поводу, мягко говоря, невыгодных для Советского Союза условий объединения Германии. В частности, бывший Чрезвычайный и полномочный посол СССР в ФРГ В. М. Фалин сказал: «… ещё при канцлере ФРГ Людвиге Эрхарде называлась сумма в 124 млрд марок в порядке „компенсации“ за объединение Германии. В начале 1980-х годов — 100 млрд марок за то, чтобы мы отпустили ГДР из Варшавского договора и она получила бы нейтральный статус по типу Австрии. Я сказал Горбачеву: „У нас все возможности, чтобы добиться для Германии статуса безъядерной территории и не допустить расширения НАТО на восток; по опросам, 74 % населения нас поддержит“. Он: „Боюсь, поезд уже ушел“. На деле он им сказал: „Дайте нам 4,5 млрд марок накормить людей“. И всё. Даже не списал долги Советского Союза обеим Германиям, хотя одно наше имущество в ГДР стоило под триллион!»"

Согласно условиям капитуляции Германии, как страна, проигравшая Вторую мировую войну, германское государство находилось, по сути дела, под международным контролем стран-победительниц. Представителям Советского Союза пришлось немало постараться, чтобы убедить Маргарет Тэтчер дать свое согласие на воссоединение Германии. Президента Франции Франсуа Миттерана вначале тоже пришлось уговаривать. Американский президент Джордж Буш-старший с самого начала оказал безоговорочную поддержку действиям Коля, так как увидел в объединении Германии возможность для изменения баланса сил в мире в пользу США и НАТО. В конце концов консенсус стран-победительниц был достигнут, они согласились предоставить объединённой Германии полный суверенитет и 12 сентября 1990 года в Москве подписали Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии.

Что же получил СССР (повторим, ключевой актор тогдашней мировой арены) в результате объединения Германии? А он должен был, во-первых, срочно вывести из Восточной Германии все свои войска. И хотя ФРГ дала СССР денег на вывод войск, их явно не хватило, чтобы в одночасье перебазировать такую громадную военную группировку.

Во-вторых, СССР предоставил объединенной Германии полный карт-бланш в отношении того, в какой военно-политический союз она захочет войти. Никаких гарантий нейтралитета Германии Горбачев не потребовал, хотя изначально мог сделать это условие предварительным ко всем прочим.

В итоге российские войска были оперативно выведены из Германии, многие части – буквально в открытую русскую степь. А Германия осталась в НАТО, и войска Североатлантического альянса потом начали тихий «дранг нах остен», включив в свою орбиту территорию и объединенной Германии, и восточноевропейских государств, и даже Прибалтики. Политически СССР/Россия тоже фактически потеряли эти территории: они попали в орбиту Запада. Все это – непосредственные плоды тех переговоров по объединению Германии, которые провел Горбачев.